Блог Дмитрия Текутьева

Особенности национального бизнеса-2

Однажды русская и немецкая компании договорились провести совместные соревнования по гребле на восьмиместных байдарках.

 

Обе команды долго и упорно тренировались и когда обе были на пике формы устроили соревнования, но... Немцы победили с преимуществом в 1 км.

 

После поражения русская команда была деморализована. Топ-менеджмент решил выяснить причину провала. Была создана рабочая группа для подготовки предложений по изменению и реструктуризации в команде.

 

После многих недель изысканий было установлено, что в немецкой команде гребли семеро и один рулевой… а в русской – один на веслах и семеро рулевых. Топ-менеджментом русской компании была привлечена консалтинговая компания с международным именем для подготовки и проведения реструктуризации команды. Получив солидный гонорар и внедрив показатели KPI, ССП и ISO 9001 и проведя маркетинговые исследования, консалтинговая фирма пришла к выводу: Слишком много сотрудников в русской команде подает команды и слишком мало гребет.

 

После реструктуризации русская команда выглядела так: – четыре рулевых… – два старших рулевых, – один рулевой директор, – и один гребец. Кроме того для гребца была введена персональная система оценки показателей эффективности и расширен круг обязанностей, чтобы повысить его ответственность.

 

На следующий год немецкая команда опять убедительно победила с отрывом в 2 км.

 

В результате очередного поражения, топ менеджментом русской компании за солидный гонорар была нанята другая консалтинговая компания с мировым именем в целях проведения аудита и оценки эффективности команды. По результатам отчета консалтинговой компании было принято решение расформировать гребную команду. Гребец, как основной виновник неэффективности команды был уволен, все плановые инвестиции на 2014-2015 годы в новую лодку и весла были отменены. Рулевым была объявлена благодарность, а сэкономленные деньги были выплачены топ-менеджменту в качестве премии.

 

Дмитрий Текутьев.

Особенности национального бизнеса

Работая юристом, а в особенности участвуя в разрешении судебных споров, нередко приходится иметь дело с процессами, в которых, как в капле воды, хрестоматийно отражается вся палитра отечественного бизнеса.

 

Вот, к примеру,  фабула одного из дел: В уездном городе N. имеется завод, производящий лампы и входящий в состав известного российского холдинга. В одном из цехов этого завода долгое время трудилась женщина в должности «составщика шихты» (шихта, как мне удалось узнать – это то, из чего делают стекло). Согласно одному из Постановлений Правительства работа на данной должности дает право на досрочную трудовую пенсию за вредность, чем и хотел воспользоваться наш работник. Загвоздка в том, что в карте аттестации рабочего места должность работника по непонятным причинам именовалась иначе – «составщик шихты-оператор», а поскольку данная должность в упомянутом выше постановлении не фигурирует, то и пенсия работнику вроде бы как не полагалась. В итоге дело дошло до суда, и защищать интересы работодателя были призваны юристы из Москвы (в том числе и ваш покорный слуга). Сама суть спора, а точнее позиция работодателя вызвала, мягко говоря, недоумение – пенсию, как известно, платит Пенсионный Фонд, а не работодатель, а потому прямого интереса ввязываться в судебные тяжбы с работником у завода не существовало. Кроме того, побывав на заводе и осмотрев тот самый цех, где трудился наш работник, возникло ощущение, что попали мы не на современное предприятие, где работники в белых халатах задают программы для умных машин, а как минимум советскую забойную шахту  времен первых пятилеток, а возможно даже в английскую горную мануфактуру времен начала промышленного переворота… Сказать что условия на заводе были вредными значит не сказать ничего… Удивил и ничтожно маленький даже по провинциальным меркам размер оплаты труда работников… Как нам объяснил клиент в лице директора завода, процесс у работника необходимо выиграть потому, чтобы «другим неповадно было качать права», и если завтра все работники узнают что можно что-то отсудить у завода то проблем не оберешься…

 

Такая безапелляционность руководства завода дала пищу для размышлений - от чисто экономических (нанимать московских юристов, участие в одном процессе которых будет стоить для компании едва ли больше, чем оплата труда целого цеха рабочих в течении года, элементарно невыгодно) до более глобальных – вопросов социальной ответственности бизнеса, соотношения его красивого фасада и реального содержания, неразумного распределения его сверхприбылей наконец…. Каков он, портрет сегодняшнего отечественного крупного бизнеса? Как правило, это крупное промышленное предприятие, построенное в советские годы и находящееся в провинции, а нередко и являющееся единственным оплотом небольшого моногорода. Скорее всего, в 90-е годы предприятие было приватизировано, возможно, сменило несколько собственников (причем далеко не всегда в результате совершения сделки M&A по английскому праву), чтобы в 2000-х войти в состав какого-нибудь крупного холдинга. Сейчас у такой компании есть все внешние атрибуты крупного холдинга эпохи развитого капитализма – современный офис в центре Москвы, красивый логотип, щедрые новогодние корпоративы с приглашением звезд отечественной эстрады… И сделки по слиянию и поглощению холдинг теперь уже совершает по английскому праву, привлекая маститых и дорогостоящих юристов  международных юридических фирм…

 

А облик того самого лампового завода из города N. и жизнь его работников с тех пор не изменились – да и зачем, завод-то в городе один, желающие работать найдутся всегда, не до жиру как говорится…

 

К слову, юристы, в большинстве своем верящие, что с помощью права можно решить любые проблемы,  нередко только способствуют такому вот «фасадному» пониманию и решению проблем отечественного бизнеса. Представьте себе ситуацию: Вы – уважающий себя, опытный консультант условной международной юридической фирмы и Ваш клиент, крупнейший железнодорожный перевозчик страны (естественно, условный) просит совет: как сделать его (клиента) бизнес лучше, а стоимость акций выше. Скорее всего, Вам придет в голову привычный для успешного юриста с университетским образованием набор мер, как то: повышение качества корпоративного управления, привлечение независимых директоров, проведение IPO, ну и так далее…может даже про опционы для топ-менеджмента вспомните… В то же время вам, как успешному юристу, проводящему большую часть жизни в уютном современном офисе в центре  Москвы скорее всего просто невдомек, что, скажем, многие вагоны подвижного состава вашего клиента по-прежнему отапливаются углем (!) в холодное время года и не имеют кондиционеров летом, и что проводники клиента получают мизерные зарплаты, а посему предоставляют пассажирам далеко не «европейское» качество сервиса…

 

Гораздо легче вложить средства в приглашение из-за рубежа пафосных независимых директоров, внедрить опционную программу для топ-менеджмента, снять красивый рекламный ролик, сделать ребрендинг, или, на худой конец, купить футбольный клуб  – и имидж компании улучшен, а красивая презентация на каком-нибудь бизнес-форуме обеспечена! А проводники, жители моногородов и работники ламповых заводов подождут – им ведь не делать презентации, да и совета как повысить капитализацию у них никто не попросит…

 

Кстати, досрочный выход на пенсию за работу во вредных условиях тот работник лампового завода так и не получил, проиграв все инстанции московским юристам.

 

Дмитрий Текутьев.

Студенческая жизнь